Пиратская баржа
Рубрика «Абордаж»
Рекламодателям

December 24, 2022

Профессию пирата, как некоторое время считалось, тоже ждало если не полное исчезновение, то в лучшем случае та же судьба, что выпала профессиям трубочиста и фонарщика. Современный пират так же не похож на своего предшественника эпохи парусного мореплавания, как электронная почта - на написанное от руки и запечатанное сургучной печатью письмо. “Весёлый Роджер” и “Летучий голландец”, капитан Флинт и капитан Блад, черная повязка на глазу и “черная метка”, полные пиастров сундуки, йо-хо-хо и бутылка рома - такой образ пирата сформировала художественная литература. Эпоха кинематографа и компьютерной графики добавила к нему дреды капитана Джека Воробья, гигантский водопад на краю света, фонтан вечной молодости, фехтующие скелеты и 78-69-82 Киры Найтли.

Реальные пираты прошлого мало походили на джентльменов удачи из книг и фильмов. Но еще меньше общего между традиционным книжно-киношным имиджем пирата и реальным пиратом XXI века.

Когда в СССР в 1980 году на экраны вышел кинофильм “Пираты XX века”, в котором азиатские морские разбойники (и по совместительству торговцы опиумом) нападали на мирное советское торговое судно, никто не воспринимал фильм как основанный на реальных событиях - скорее как экранизацию старинного романа о пиратах, адаптированную к современным условиям.

А потом, на рубеже веков и тысячелетий (что весьма символично) вдруг случилось так, как бывает только в кино. Скелет пирата восстал из могилы, нацепил на череп треуголку, вооружился и в компании сотоварищей пошел на абордаж мирного судна. Появился и быстро обрел всемирную известность новый бренд - “Пираты Сомали”.

На смену легендарному образу с повязкой на глазу и попугаем на плече пришел пират XXI века - малообразованный низкий паренек из африканской рыбацкой деревушки с ножом или автоматом Калашникова в одной руке и спутниковым телефоном в другой. Именно спутниковым, а не мобильным, - там, где он орудует, с покрытием операторов сотовой связи плоховато.

В остальном же пират действует, как в старые добрые времена: идет на абордаж, разбирается с командой, берет корабль под контроль. Затем - или забирает груз себе, или получает от владельца судна выкуп.

Морские разбойники стали таким же неотъемлемым атрибутом современного мореплавания, как и в эпоху капитанов Флинта и Моргана. Их преступный бизнес - немного экзотический, но вполне реальный сектор мирового судоходства, неразрывно связан с глобальной страховой индустрией. Судовладельцы, отправляющие свои корабли туда, где орудуют пираты, вынуждены покупать (хотя иногда не покупают, если хотят сэкономить) страховку от захвата судна и необходимости платить выкуп за экипаж.

Расходы на страховку, разумеется, влияют на конечную цену товара. То есть перекладываются на потребителя. И получается, что в конечном итоге выкуп за захваченные сомалийскими пиратами корабли платим все мы. Покупая бензин, мы частично компенсируем потери владельца захваченного пиратами нефтетанкера, а приобретая плюшевую игрушку, покрываем убытки владельца торгового судна, неудачно выбравшего маршрут в Аденском заливе.

Элиша Зинде “Пираты Сомали. Атака на цивилизацию”